Учителям, работающим с детьми индиго Тесты для детей индиго Воспитание детей индиго Интервью о детях индиго Индиго в современной системе образования Психологам, работающим с детьми индиго Пресса о детях индиго Эзотерика о детях индиго Коррекция СДВГ

Иностранные языки и "железный занавес" из далёкого СССР

Помню, лет 10 назад ко мне на психологическую консультацию привела правнучку такая шустрая миниатюрная прабабушка 83-х лет. Разговорились. И она рассказала, что в 1938 году «лично товарищем Иосифом Виссарионовичем Сталиным» было отдано распоряжение переработать программы по иностранным языкам в школах и вузах так, чтобы говорить не могли.

Так и не можем! ...

В соответствии с предписаниями сегодняшних программ, оканчивая школу, учащиеся должны говорить, понимать, читать, писать и разве что только не петь и плясать по-английски. Понятно, что дело обстоит далеко не так и что практически для всех учащихся, за исключением тех, кто занимался с репетитором или провел детство в Англии, при сегодняшнем объеме часов, технической оснащенности, размерах групп и разнородности исходных знаний заявленный уровень является в принципе — недостижимым.

Конечно, школьные учителя делают что могут, каждый в меру своей добросовестности, энергии и таланта. Более того, так как по иностранному языку ЕГЭ не обязателен, выбирать его будут как раз те, кто подготовлен к нему вне школы, то есть самостоятельно. Они, без сомнения, будут сдавать экзамен хорошо, что подтвердит как бы успешность школьной программы.

Учебные заведения

Они лишь косвенно помогают в решении этой задачи. Одна тенденция подхватывает и развивает желание показаться. Ярким примером является рекламное обещание научить мыслить на английском, что, видимо, должно пониматься как перспектива обретения соответствующего менталитета. К счастью, безграмотность и беспредметность обещания не предполагают каких-либо действий по его реализации и делают его относительно безобидным.
На деле же школу нередко оканчивают с нулевым английским, а знания, полученные на курсах, как правило, нефункциональны.
Практически во всех учебных заведениях игнорируется тихая и, кажется, незаметная часть общения — понимание речи на слух. Ничего не говорящий, но понимающий собеседника человек может быть прекрасным коммуникатором. Парадоксально, но во время языкового контакта ситуация осложняется еще и тем, что учащийся подготовлен произнести несколько фраз с хорошей фонетикой. Он как бы обманывает собеседника, приглашает его вести диалог без форы, что еще больше затрудняет понимание и приводит к окончательному распаду общения. Эти заложенные обучением трудности часто переживаются как непреодолимый языковой барьер.

Заказчик в «частном секторе»

В «частном секторе» заказчик серьезный, да. Работа идёт по определению того, чему и как учить, здесь всё идёт намного живее. Это объясняется и коммерческим интересом, и необходимостью в сжатом виде репетитору заявлять о себе в соответствии рекламе.
А как реально?
Рекламные же обещания курсов построены по принципу «от обратного», «у нас не так, как там, где вас плохо учили». [Помните, указания Иосифа Виссарионовича, которые «работают» и сегодня?]
• В госсекторе большие группы, у нас маленькие.
• Там всё растянуто на годы, мы — укладываемся в месяцы.
• Там скучная зубрежка, у нас «погружение» и волшебный чемоданчик с 25-м кадром.
• Там учитель с языковым образованием из Пятигорска, у нас, [пропустим графу «Образование»], преподаватели, с таким родным английским, что мы почтительно называем их «носителями языка» (хотя, так как речь идет о передаче знаний, было бы логичнее называть их «переносчиками»).
• Там учат книжному, у нас современному, разговорному, британскому или американскому.
• Там языку вообще, у нас деловому, юридическому, экономическому.
• Там учат чётко произносить слова, как при восстановленной после инсульта речи, мы учим так комкать сказанное, как это делают только в Бруклине или предместьях Глазго.
• Там учат чтению и говорению, у нас — мышлению на английском.
В этих высказываниях есть некое лукавство.

Но мы продолжим. Таким образом: в российском образовании проходит граница двух основных тенденций массового обучения английскому языку. Официальные «технологии 1938 года» и реальные требования рынка образовательных услуг.

Другая тенденция изучения языка

Другая тенденция изучения языка связана с решением практической задачи: с трудом, но общаться, а не просто производить впечатление. Ты понимаешь — тебя понимают, и всё.
Используя практические навыки, люди решают различные коммуникативные задачи — спрашивают, как найти гостиницу, рассказывают о своей жизни, объясняются в любви, делают доклады, совершенствуют знания языка. Несмотря на то что говорение на этом уровне связано с большим количеством ошибок, оно ни у кого не вызывает смеха. Языковые ошибки воспринимаются вполне толерантно и с пониманием.

А вот ещё одни фактор

Нами (В.Н. Пугач https://indigo-papa.ru) были проведены исследования двух групп русскоязычных, имеющих проблемы в изучении английского, в Москве и Сан-Франциско. Оказалось, что у московских проблемных учащихся отсутствовала должная мотивация («а для чего и когда конкретно мне это будет надо»). У проблемных русских в Америке главным барьером оказались признаки депрессивного синдрома и отгороженность восприятия «я» и «эта страна».

автор Леонид Ноткин, учитель английского языка, кандидат психологических наук
Источник: газета Новая, № 56 от 27 мая 2011 года, с нашими сокращениями.