Учителям, работающим с детьми индиго Тесты для детей индиго Воспитание детей индиго Интервью о детях индиго Индиго в современной системе образования Психологам, работающим с детьми индиго Пресса о детях индиго Эзотерика о детях индиго Коррекция СДВГ

Альтернативное лечение гиперактивности в Израиле

Большинство детей с гиперактивностью имеют симптомы повреждения шейного отдела позвоночника в процессе родов. Родовые травмы в большинстве случаев проявляются и диагностируются далеко не сразу. Свыше 70 процентов родовых травм дают о себе знать, постепенно, проявляясь у детей в возрасте от полугода до 11 лет, и обычно, (за исключениями сложных случаев физической или умственной отсталости), речь идет о гиперактивности, синдроме дефицита внимания (СДВГ), дислексии, неумения сосредоточиваться. И мы (Владимир Пугач, Москва) можем только присоединиться к мнению наших коллег. См. на эту тему: https://indigo-papa.ru/node/193

Раздраженные школьные учителя (а поводов для недовольства у них хватает), нервничающие, когда кто-то из учеников мешает им бесконечными расспросами и излишней живостью, предлагают и настаивают на том, чтобы таким детям давали риталин — лекарственное средство, вызывающее множество споров. (Коротко, риталин, страттера, концерта - это химическая смирительная рубашка). Впрочем, учителей можно понять, когда дети встают посреди урока, бегают по классу, шумят и мешают другим. Также можно понять и родителей, спорящих со школьными властями о правомочности риталина. Так как 30-летняя практика использования этого препарата в США показала, что гениев после риталина нет, зато много разносчиков пиццы (без работы ребёнок точно не останется [шутка]).

Найти золотую середину между риталином и альтернативными средствами достаточно сложно. Риталин вроде бы не вызывает физического привыкания, как бы не является наркотиком в общепринятом смысле, но дети становятся зависимыми от риталина психологически, зачастую прося дать им лекарство, понимая, что оно влияет на отношение к ним в школе.

В то же время известно, что из риталина можно сделать наркотик, и при некоторой настойчивости те же дети могут найти подробные инструкции в Интернете. Например, если растереть риталин в порошок и вдыхать через нос... Есть страны, к примеру, Франция, где риталин запрещён.

В Израиле сложились два лобби: анти-риталиновое и про-риталиновое

Второе состоит в основном из школьных учителей, психологов отделов образования муниципалитетов и консультантов министерства просвещения.

Первое — анти-риталиновое, имеет собственную амуту, при которой существует школа, где учатся дети с проблемами гиперактивности, чьи родители — противники психотропных лекарственных средств. Эта амута пытается провести через кнессет закон, запрещающий распространение риталина в Израиле.

Но пока будут взвешены все за и против, альтернативные способы решения проблемы гиперактивности дают методы лечения кранио-сакральной терапией (к-с-т) или остеопатией.

В Израиле есть сеть клиник к-с-т с филиалами в Ашоде, Ашкелоне, Беэр-Шеве и Тель-Авиве возглавляет доктор Александр Канцепольский, в «бригаду» которого входят логопеды, детские психологи, специалисты по музыкотерапии и другие альтернативные целители, совместными усилиями умеющими привести пациента в порядок, за полгода-год прийти к таким результатам, что ребенка из специализированной школы для детей с задержками развития переводят в обычную школу, где он нормально учится и заодно посещает школы музыкальную, шахматные, плавания и прочие.

Многое в подобных ситуациях зависит от родителей. Так, в клинике Александра Канцепольского в Ашдоде мне удалось поговорить с мамой ребенка 5 с половиной лет, который осенью идет в первый класс. Мальчик ходит в клинику около полугода. Родители давно обратили внимание на его гиперактивность, неуживчивость, агрессивное поведение в детском саду и сложности в отношениях с братом, вовремя обратились к врачу, чтобы гарантировать спокойствие и себе и ребенку: его не будут дразнить в классе, он сможет спокойно учиться и наладить отношения с соучениками. Пока же, через полгода после начала лечения, улучшились отношения с братом и в семье в целом, уменьшилось количество конфликтных ситуаций, в доме стало спокойнее, так что хорошо чувствуют себя и дети, и родители.

Второй случай — мальчик 14 лет, с родовой травмой. Приезжает в клинику из другого города. После лечения у остеопата и сеансов у психолога стал лучше учиться, перестали дразнить в школе, научился постепенно находить общий язык с одноклассниками. Явно с нетерпением ждал своей очереди на сеанс. Я заметила, что дети не боятся ходить к врачу-остеопату, сама процедура лечения абсолютно безболезненна, сеанс длится недолго.

Система лечения к-с-т основана на том, что череп — это не закостеневшая структура, что он состоит из двигающихся относительно друг друга костей и связан с позвоночником и крестцом. Мельчайшие направленные сдвиги черепных костей и позволяют устранить физические недомогания и функциональные нарушения.

В клинику Александра Канцепольского обращаются и взрослые, в основном по поводу лечения травм, полученных вследствие аварий на производстве или дорожно-транспортных происшествий, но д-р Канцепольский ответил на мои вопросы, связанные с родовыми травмами.

— Каковы последствия родовых травм?

— Их может быть несколько: гиперактивность, синдром дефицита внимания, нарушения умственного и физического развития, хотя в ряде случаев они могут быть следствием и других вещей, но мы рассматриваем эти проблемы именно как последствие родовых травм.

— Уточните, мы — это кто?

— Мы — это специалисты по остеопатии, кранио-сакральной терапии, психологи, логопеды.

— Каков относительный процент детей, испытывающих те или иные проблемы вследствие родовых травм?

— Точной статистики нет, поскольку далеко не всегда педиатр выявляет источник того или иного функционального нарушения у детей.

— У детей какого возраста с можно обнаружить патологию?

— Очень быстро, не говоря даже о заметных патологиях, явно выраженных родовых травм с нарушениями развития. Последствия родовой травмы могут проявиться в 2-3 недельном возрасте, а могут и в 5-6 лет. Американский профессор Виола Фрайман, ведущий специалист по остеопатии в США, считает, что 72 процента родовых травм не диагностируются сразу после родов.

— Речь идет именно об этой категории родовых травм, не замеченных врачами при родах?

— Да. К примеру, маленький ребенок плачет, не дает родителям спать. Они считают, что ребенок голодный, неудобно лежит, у него болит живот, или что плач — беспричинный. А на деле его источником является родовая травма. Позже ребенок становится агрессивным, непослушным, нервозным, гиперактивным. Начинаются проблемы в детском саду, возникает синдром дефицита внимания (СДВ или СДВГ — синдром дефицита внимания и гиперактивность).

— Как это проявляется?

— Ребенок в саду не воспринимает то, что дают ему воспитатели. Он не сосредоточен, не может работать в группе, пересказать сказку, собрать пазл или лего.

— Но это не умственно отсталые дети?

— Они абсолютно нормальны. Речь не идет об умственных, мозговых нарушениях. Ребенок просто не умеет сосредотачиваться и потому не может делать то, что делают другие. Позже это может проявиться в отставании развития, но это отставание развития — вторично, оно лишь следствие того, что ребенок гиперактивен и не может сконцентрироваться.

— Попросту говоря, не может выполнить домашнее задание и двигаться дальше, хотя возможно, что у него задатки гения.

— Именно так. Он может великолепно разбираться в компьютере и не уметь рассказать, как он это делает, потому что должен сосредоточиться на объяснении, на описании процесса работы.

— Речь идет о дислексии, которая в школах купируется риталином, а ваша терапия — антириталиновая. С какого возраста в Израиле принято давать риталин?

— К сожалению, с очень раннего, обычно с первого класса школы, а иногда и раньше. А назначают риталин потому, что ребенок не может учиться, не может сидеть ровно, смотреть на доску, мешает другим.

— Но, несмотря на борьбу с риталином, его продолжают давать потому, что это быстрое и удобное решение проблемы, хотя, конечно, поверхностное.

— Это решение проблемы для учителя и воспитателя, но не для ребенка. Ребенок сидит, смотрит, что-то делает, но риталин всего лишь быстро лакирует действительность. Проблема — физические последствия родовой травмы — остается.

— Что предлагаете вы? Ваша терапия, как и любые альтернативные процедуры, наверняка продолжительна.

— Обычно сеансы длятся не меньше полугода, проходят раз в неделю. Но иногда достаточно 3-4 процедур, если к нам попадают младенцы. У запущенного ребенка школьного возраста терапия может продлиться до года.

— В чем она заключается?

— Мы работаем с причинами. Остеопатия убирает именно первопричину, источник проблем, то есть борется с физической проблемой, родовыми повреждениями позвоночника, черепа, крестца.

— В вашей клинике есть специалист по музыкотерапии, логопед, психиатр. Как вы взаимодействуете?

— К нам попадает ребенок, грубо говоря, со сдвинутыми костями черепа. Сначала убирается физическая причина его состояния. Если провести некие параллели, можно сказать то мы сращиваем правильным образом кости после перелома, а потом учим ребенка ходить. То есть после сеансов к-с-т наступает очередь других специалистов.

Часто к нам приводят детей 6-8-летнего возраста. Они выросли на своей проблеме, развивались с ней, у них выработались определенные привычки, стереотипы поведения. Эти стереотипы надо разрушить, но сделать это крайне деликатно.

Или к примеру: ребенок долго не говорил, начал разговаривать в 6 лет после нашего лечения, у него нет достаточного запаса слов. Ему надо помогать двигаться дальше, после того как ушла физическая проблема, и тогда подключаются психолог, логопед, музыкотерапевт.

— Вы решаете физические и психологические проблемы параллельно?

— Скорее последовательно. Сначала убираем физическую причину гиперактивности. Часто после этого ребенок сам выходит из запущенного состояния: половина детей справляется с этим «выходом» самостоятельно, им не нужно помогать, а половине детей, поскольку они 8-9 лет развивались на фоне непростой физической проблемы, надо помочь двигаться дальше.

— Когда вы начинаете лечить ребенка, принимающего риталин, вы сразу снимаете лекарство?

— Нет, постепенно. Мы стараемся не делать резких движений ни в чем.

— Вы можете гарантировать, что после сеансов к-с-т ребенок не вернется к риталину?

— Как и любой врач, я ничего не могу гарантировать. Медицина — это не ремонт телевизоров, и в ней не бывает 100-процентной успешной статистики и вечных гарантий. Но лучшая рекомендация — это те дети, которые уже прошли у нас курс лечения.

Даже дети-аутисты (я имею ввиду аутично-подобные состояния, а не классический аутизм, который не поддается лечению) после нашей терапии двигаются вперед, могут контактировать с обществом.

А большинство гиперактивных детей после сеансов к-с-т учатся в нормальных школах, в обычных классах, и после 10 лет опыта в Израиле мы видим этих детей взрослыми и состоявшимися.

Маша Хинич (Израиль)
Источник: www.best-manual.com